Наша кнопка

Эзотерический проект ОКО

<a href="http://www.oko-project.org"><img src="http://www.oko-project.org/okoportal.gif" border="0" width="88" height="31" alt="Эзотерический проект ОКО"></a>
Исследование культурной компоненты древнееврейского алфавита PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 
Статьи - Каббала
Автор: Oksana   

Исследование культурной компоненты древнееврейского алфавита

А. Б. Злобинская

Материал взят с сайта Диалог.
Адрес статьи http://www.dialog-21.ru/materials/archive.asp?id=7328&y=2002&vol=6077

Анализ древнееврейского алфавита показал, что алфавит обладает внутренней структурой. Исследование этой структуры позволило найти смысл графики всех знаков. Выявленная структура представляет собой концептуально-теоретическую схему восприятия Мира. Проведен семиотический анализ, вскрыты разнообразные приемы, заложенные в построении. Найдено графическое представление парадигмы древнееврейского алфавита, позволяющее сделать выводы о связи различных культур на Древнем Востоке. Выявлен смысл существования названий букв. Обосновываются предположения о времени возникновения алфавита. Непосредственным выводом из этого открытия является понимание исторического пути возникновения и развития  буквенного письма.

Использование алфавитов является исключительно конвенциональным. Функцию алфавита с успехом может исполнять любой набор достаточного числа хорошо различимых знаков, расположенных в любом порядке. Тем не менее, исследуя алфавиты, в ряде хорошо всем известных случаев можно увидеть преемственность графики и парадигмы от алфавита к алфавиту. В чем причина этого?

Напомню, что при рассмотрении алфавитов принято выделять два вида характеристик:

1) характеристики отдельных знаков (название знака, форма знака и передаваемый звук),

2) характеристика алфавита как системы.

При этом характеристика алфавита как системы включает парадигму (последовательность знаков) и число знаков.

Если при рассмотрении отвлечься от функциональной роли знаков, от связи «звук-знак», то все остальные характеристики алфавита представляют его культурную компоненту. Культурная компонента будет связана с видом знака, его названием, а также парадигмой алфавита, с элементами алфавита, которые присутствуют в нем опосредствованно, через культурное наследство.

Присутствие культурной компоненты, с точки зрения функционирования алфавита, не обязательно. Тем не менее, явление наследования культурной компоненты ясно выражено во все эпохи. Что представляла собой та изначальная форма, которая наследовалась в последующих поколениях? Смысл самой традиции, корни которой могли существовать в изначальном алфавите, в наши дни не известен. Можно ли найти и расшифровать эту изначальную культурную компоненту? Существовала ли она?

Если такая отправная точка в развитии алфавитов существовала, то древний (исходный) алфавит должен представлять собой воплощение этой неведомой нам традиции.

Считается, что буквенное письмо своим возникновением обязано развитию другого типа письменности. Есть теория происхождения буквенного письма от иероглифического, но также существует теория развития клинописи в буквенное письмо. Ни одна из этих теорий не находит в парадигме и графике древних алфавитов какой-либо внутренней логики. Так же по сей день не объяснено, почему создатели алфавита отбирали для него именно данные знаки, а не какие-то другие.

Выяснение этих вопросов очень важно. Если выявить причину отбора и расположения знаков в алфавите, найти связь между формой графем и ее смыслом, это должно свидетельствовать в пользу самостоятельного возникновения буквенного письма.

Формулируя шире, если будет найдена культурная компонента алфавита, если алфавит несет информацию, не связанную с его функционированием как алфавита, вопрос о происхождении буквенного письма решается в пользу его самостоятельного, независимого исторического возникновения и развития.

Мы исследовали 22-х-буквенный древнееврейский (протоханаанский) алфавит XII в. до н.э.., представленный на остраконе из Избат-Царта (Израиль). Известны и другие памятники этого типа письма. Его важность в том, что это самый древний памятник из известных в настоящее время, на котором представлена парадигма древнееврейского алфавита.

Процесс анализа прошел несколько этапов. На первом этапе было обнаружено, что  алфавит структурирован [1], на втором этапе [2] удалось, с привлечением лингвистического анализа, элементов астрономии, анализа различных письменных источников, и, исходя из понимания смысла раскрытой структуры, выявить связи между формой графем и их смыслом.

Теперь, зная смысл элементов, составляющих рассматриваемую общность – алфавит, мы проведем семиотический анализ и попробуем понять, что означает присутствие структуры в алфавите.

Алфавит состоит из четырех строк, каждая из которых имеет собственное содержание, но при этом они объединены общей темой.

Рис.1. Древнееврейский алфавит структурирован. Он представляет собою систему пиктограмм (для пояснения использованы современные астрологические и другие символы).
Рис.1. Древнееврейский алфавит структурирован. Он представляет собою систему пиктограмм (для пояснения использованы современные астрологические и другие символы).

Коротко изложим полученные результаты (см. рис. 1):

1. Формы 12-и знаков первой строки вдохновлены видом созвездий круга эклиптики.

2. Шесть знаков второй строки представляют шесть планет: Марс, Венеру, Луну, Солнце, Сатурн, Юпитер.

3. Третья строка представляет Стихии: Землю, (почву) Ветер, Огонь.

4. Единственный знак последней строки в этой схеме – Земля, как окружающий Мир.

Таким образом, парадигма древнееврейского алфавита складывается из четырех составляющих. Рассмотрим каждую из них.

Первая строка


Эта строка представляет древний круг созвездий эклиптики. Он намного древнее, чем таковой, известный нам по греческой версии. До сих пор считалось, что греки –создатели круга зодиака, и от них переняли его другие народы в I тыс. до н. э.. Но, как выясняется, он содержится, в другой интерпретации, более архаической, в древнееврейском алфавите.

Порядок знаков в первой строке ясен – он следует за порядком шествия созвездий по небосклону. Отметим, что первым в ряду этих созвездий стоит созвездие Тельца. Знаки этой строки заимствованы из реалий повседневной жизни. Поднявшись до образов, знаки превратились в символы трудовой деятельности для отдельных отрезков времени. Перед нами, возможно, самый древний двенадцатимесячный календарь хозяйственного цикла, базирующийся на созвездиях зодиака (см. таб. 1). Этот цикл соответствует полуоседлому образу жизни скотоводов, на той стадии развития общества, когда ремесла еще не стали отдельным видом трудовой деятельности.

Использованные в этой строке знаки, выступая в роли элементов календаря, необходимо должны были иметь функцию счета времени. Напомню, что в еврейской традиции не было специальных названий для месяцев года, вместо них пользовались порядковыми числительными.

Выявленный в древнееврейском алфавите хозяйственный двенадцатимесячный цикл, связанный с кругом созвездий эклиптики.
Таб.1. Выявленный в древнееврейском алфавите хозяйственный двенадцатимесячный цикл, связанный с кругом созвездий эклиптики.


Отсюда логично допустить, что знаки для письма и счета возникли из одного источника.

Поскольку первая фигура в этом ряду – знак Тельца, можно полагать, что календарь, который потом вошел в рассматриваемую структуру в виде первой строки, был создан в начале эпохи Тельца, т.е., не позднее первой половины IV тыс. до н. э..

Поясню, что эпоха Тельца – это период времени, когда во время весеннего равноденствия на восходе Солнца сияло созвездие Тельца. Эта эпоха длилась с начала IV тыс. до н. э., до начала II тыс. до н. э.. Уточним, что четких временных границ эпох не существует. Каждая такая эпоха длится около 2000 лет.

Вторая строка


Язык второй строки сложнее. Объекты представлены характерными неотъемлемыми деталями каждого: знаки, характеризующие Марса, Венеру и Луну, описывают особенности их «поведения» на небесном своде, Солнце изображено «недремлющим оком», Сатурн и Юпитер представлены соответствующей атрибутикой. Это соответствие можно понять, если рассмотреть эту строку, принимая во внимание скорости движения планет по небосводу относительно земного наблюдателя.

При этом строка разбивается на три пары и перед нами предстает семья из трех поколений. Молодые и резвые Марс и Венера, отец-Луна, работающий в ритме лунных фаз (знак в алфавите показывает дни отдыха, в соответствии с фазами Луны), мать-Солнце, всех согревающая и надзирающая за домом, и старшее поколение - Сатурн со скамьей и Юпитер с посохом.

Эту же строку можно увидеть распадающейся на две триады: быстрых планет во главе с Луной (Луна + Венера + Марс) и медленных планет (Солнце + Сатурн + Юпитер).

Третья и четвертая строки


Третья и четвертая строки объединены темой Земли.

В третьей строке выражены абстрактные идеи, относящиеся к области философии. Знаки, представленные в третьей строке, расшифровываются как Стихии, или Элементы. Для их выражения привлечены реальные образы. Стихия Земли (Почвы) представлена знаком дерева, Стихия Ветра – знаком, изображающим веер, опахало, Стихия Огня – знаком змеи.

Порядок  знаков в третьей строке определен значением слова, которое складывается из первых букв использованных слов – слова qeres, обозначающего Твердь, Сушу. Эта строка несет в себе зародыш самой идеи использования этих знаков для письменной передачи речи.

Обсуждая последний и единственный в своей строке знак (косой крест), изображающий Землю (на иврите - tebel), укажем, что лингвистический анализ слова tebel выявляет в нем связь с понятием «плоскость». Можно видеть, что символика знака поднимается до высот математической абстракции. Здесь абстрактное свойство объекта находит абстрактную же формулировку. Выражение понятия плоскости через две пересекающиеся прямые в дальнейшем мы находим в Евклидовой геометрии.

Выясняется, что парадигма (порядок знаков) рассматриваемого алфавита строго организована как по горизонтали («развитие сюжетов» в строках, а также пространственное движение по эклиптике – для первой строки), так и по вертикали (усложнение образного языка, и, зрительно, перемещение в описываемых пространственных планах мироздания от небосклона к Земле).

Каждой строке соответствует свой образный прием.

Для знаков первой строки связь «объект – его отражение в знаке» реализуется самым простым во всем построении путем, образы первой строки отображают реальные предметы с довольно высокой степенью изоморфизма. Это строка иконок.

Во второй строке реальные объекты – планеты отображаются приемом синекдохи, представления объекта через присущую ему деталь. В третьей строке один образ выражается через другой, использован прием метафоры. В четвертой строке использован прием метонимии.

От строки к строке меняется соотношение «образ – реальность». Уровень абстракции в исследуемой структуре нарастает от ряда к ряду, язык символов усложняется:

I строка: реальные объекты передаются через «иконки»,

II строка: реальные объекты передаются через воображаемые атрибуты,

III строка: воображаемые понятия передаются через реальные объекты,

IV строка: воображаемое свойство передается через символ.

Каждая строка, как показано, заключает в себе особый образный прием кодирования. Все строки вместе – это результат консолидации символических кодов, порождающей новое представление – концептуально-теоретическую схему видения Мира.

Выявленная в древнем алфавите структура представляет собой мыслительно-логическую схему строения мироздания.

Можно сформулировать, что рассматриваемая структура демонстрирует развитие мышления в филогенезе.

Поскольку, как мы обнаружили, за буквами алфавита на самом деле скрывается искусно исполненное отражение окружающего мира, можно предположить, что параллельно существовал и зрительный образ, связанный, с одной стороны, с реальностью, а с другой стороны, с исследуемой структурой. На основании выше- изложенного попробуем реконструировать этот зрительный образ.

Первую строку мы можем свернуть в кольцо - кольцо созвездий зодиака.

Вторая строка, как мы видели выше, состоит из двух триад: группы быстрых планет (Марс и Венера), возглавляемых Луной, и группы медленных планет (Сатурн и Юпитер), возглавляемых Солнцем. Представим каждую из групп треугольником. При наложении этих двух треугольников получаем шестиугольник - Магендовид.

О МАГЕНДОВИДЕ. Это не еврейский знак, он ни разу не упомянут в Талмуде. Смысл его при многочисленности толкований неясен.

Подобный шестиугольник известен в индийской традиции, как фигура для визуализации при сосредоточении на чакре Анахата. Можно видеть (рис.2), что в этой иерархии знаков шестиугольник несет идею равновесия между «верхним» и «нижним», границы между «духовным» и «физическим».

Символы визуализации чакр. Символ Анахаты на рисунке – средний.
Рис.2. Символы визуализации чакр. Символ Анахаты на рисунке – средний.

Изображение чакры Анахата. Это сердечная чакра, которую иначе называют «тайным центром». В изображении самой Анахаты присутствует Магендовид.
Рис.3. Изображение чакры Анахата. Это сердечная чакра, которую иначе называют «тайным центром». В изображении самой Анахаты присутствует Магендовид.

В контексте рассматриваемого нами построения можно сказать, что, с одной стороны Магендовид, будучи звездой, символизирует вторую строку анализируемой структуры – строку звезд, с другой, по аналогии с символикой чакр, он изображает середину, или позицию равновесия, между Небесами и Землей.

Графическое изображение Стихий третьей строки – треугольник.

Для изображения в нашей схеме последнего знака – Земли - воспользуемся современным символом - кругом с косым крестом внутри.

Если совместить все графические представления строк, перед нами предстает орнаментальный мотив, являющийся графическим выражением парадигмы древнееврейского алфавита (рис.4).  Строго говоря, это представление мыслительно-логической схемы строения мироздания.

Графическое представление парадигмы древнееврейского алфавита
Рис.4. Графическое представление парадигмы древнееврейского алфавита

Этот орнаментальный мотив очень близок по виду янтрам, тантрическим медитативным фигурам[3].

Эти фигуры ведут свое происхождение с Тибета и Индии. Смысл их очень близок к тому, который раскрыт в выявленной нами структуре, они так же представляют мыслительно-логические схемы строения мироздания.

Примеры янтр, тантрических медитативных фигур. Замысловатый внешний квадрат не что иное, как изображение круга созвездий Зодиака, но разбитого на северные, южные, восточные и западные созвездия.
Рис.5. Примеры янтр, тантрических медитативных фигур. Замысловатый внешний квадрат не что иное, как изображение круга созвездий Зодиака, но разбитого на северные, южные, восточные и западные созвездия.

Схожесть настолько бросается в глаза, что не может быть случайной.

Приведенные графические примеры подчеркивают, что рассматриваемая система обладала большой ясностью, и это позволяло ей преодолевать границы разных культур. Этот процесс можно сравнить с «путешествиями» музыкальных тем от народа

к народу. О том, что эти границы преодолевались, помимо приведенных примеров, свидетельствуют сохранившиеся этикетки графем - названия букв. Само наличие этикеток у графем, на наш взгляд, является важным признаком, который следует толковать как свидетельство принадлежности общности графем к иной знаковой системе, внеписьменной, нуждавшейся в пояснениях.

Элегантность рассматриваемого нами построения – весьма уместная его характеристика. Она свидетельствует, что эта система символов – плод труда многих поколений.

Образ, через который воплощается некое понятие, задается в рамках определенной культуры. В процессе функционирования системы образы, дрейфуя через границы культур, изменяются, шлифуясь и становясь понятными для нескольких культур. При этом система, отражая внесистемную реальность, дрейфует в сторону большей абстракции и большей гармоничности, что является требованием системы.

Следует полагать, что на каком-то этапе рассматриваемая нами система была более связана с внесистемной реальностью и включала большее число символов. В дальнейшем развитии менялась степень близости к обозначаемому в сторону зависимости от системы, повышалась степень абстракции, и одновременно повышались внутрисистемные требования эстетичности и гармоничности.

Одновременно повышается ригидность системы, закрепляется связь между знаком и отражаемым понятием. Когда это требование выполнено, связь образ-понятие становится наиболее прочной.

И очень бы хотелось сказать, что следующим шагом было установление связи буква-звук и, на этой базе, возникновение буквенного письма. Но процесс был сложнее. Пиктография лежит в основе древнейших иероглифических систем письменности, на это указывает их рисуночный характер. Одновременно в архаических видах письма (протошумерское, протоэламское и др.) эпизодически применяются "ребусные" написания, т.е. делаются попытки перехода к фонетическому письму.

Аналогичная и успешная попытка создания фонетического письма была сделана и на базе анализируемой нами выше системы.

С современной позиции кажется, что создание фонетического письма было предпочтительнее. Однако тип создаваемого письма соответствовал «социальному заказу», языковой ситуации. Можно думать, что у «ребусного» (квазибуквенного) письма, особенно в начале его развития, были существенные недостатки, связанные, с одной стороны, с разнобоем приемов пользования, а с другой – оно могло обеспечить коммуникацию только в пределах той языковой среды, в которой оно было создано. Это буквенное письмо было ненастоящим, в том смысле, что в умах пользователей связь образ-понятие была еще очень крепка, степень абстрагирования от смысла знаков была низкой. Здесь имеются в виду те значения графем, которые были выявлены в ходе нашего анализа. Парадигма знаков остается парадигмой системы, это еще не парадигма алфавита.

Термин для такого письма – «ребусное» - очень хорошо отражает ситуацию.

Для того чтобы создать такое «ребусное» письмо, потребовался ряд необходимых условий:

1)      должна была существовать издавна и широко известная система пиктограмм;

2)      эта система обладала когнитивной функцией, (не когнитивное сообщение в систему выстраиваться не могло);

3)      такая система должна была содержать достаточное число знаков;

4)     каждое из названий образов, запечатленных в пиктограмме, должно было начинаться на новый звук.

При этом надо помнить, что «ребусное» письмо может возникнуть в ограниченной языковой среде.


Все эти условия оказались выполнимы в среде носителей протоханаанских языков.

Новая знаковая система всегда вбирает в себя предыдущую. Перерождаясь в буквенную систему, последняя поднимается на следующую ступеньку абстракции. Повышение степени абстракции расширяет границы старой системы, которая приобретает новые возможности для выражения своего содержания[4]. В данном случае появление возможности письменной фиксации должно было использоваться, прежде всего, «старой» системой (матричной системой пиктограмм) для своих нужд.

Проанализированная выше система пиктограмм создавалась поэтапно как инструмент познания окружающего мира, и, как таковая, сопровождалось пояснениями и толкованиями, также нуждавшимися в фиксации. До определенного этапа накопления знаний было достаточно пользоваться символами и устными пояснениями. В дальнейшем, при увеличении объема знаний и необходимости их передачи от поколения к поколению письменная фиксация стала необходимостью. Для такой фиксации использовались как знаки для письма элементы самого построения. Таким образом, это письмо имело поначалу узкую сферу применения и обладало сакральным характером.

Если принять во внимание, что образцы буквенного семитического письма известны науке с начала II тыс. до н.э., и учесть латентный период его существования, то следует признать, что это письмо возникло не позднее начала III тыс. до н.э..

При дальнейшем развитии фонетического письма и расширении сферы его применения произошло ослабление связи образ-понятие, и в дальнейшем – ее разрыв. Прошла формализация, заменившая значимые символы абстрактными буквами.

На это указывает замена этикеток – значимых названий графем - в последующих алфавитах (финикийских, греческих), и утеря в дальнейшем памяти об их первоначальном смысле вплоть до нашего времени.

Заметим, что эта утеря памяти не была тотальной. Традиция еврейского народа хранит память о существовании букв алфавита с начала времен, об их особой роли в Сотворении Мира:

«…Буквы, которыми созданы Небо и Земля…» (Вавилонский Талмуд, Масехет Брахот 55/1),

«…Сказал рабби Меир: «…будь осторожен … если пропустишь одну букву или добавишь лишнюю, окажешься разрушителем всего Мира»» (Агадот).


Итак, мы видим, что история возникновения и развития семитического буквенного письма предстает в совершенно новом свете. На основании вышеизложенного можно со всей уверенностью утверждать, что оно отнюдь не является, как принято думать, продуктом развития (или вырождения) какого-либо другого типа письменности. Также не соответствует действительности мнение, что фонетическое письмо было изобретено финикийцами в начале II тыс. до н.э... Фонетическое письмо – не результат одномоментного изобретения, оно появилось как плод длительной эволюции, на базе интеллектуальных усилий нескольких народов.


При изучении культурной составляющей алфавита нам удалось выявить ранее неизвестную науке информацию.

Древнееврейский алфавит оказался знаковой системой. Он раскрывает перед нами богатство интеллекта людей далекой эпохи, уровень философского восприятия мироздания в дописьменную эпоху. Мы теперь не только знаем о существовании древней мыслительно-логической схемы строения мироздания, но и увидели, из каких элементов она создавалась, как усложнялся язык абстракции от этапа к этапу. Наш анализ показывает, что уже в дописьменный период уровень кодирования информации был очень высок.

До сих пор пиктографическое письмо рассматривалось как коммуникативное. Мы увидели, что оно могло выполнять  и когнитивную роль.

Выявленная система пиктограмм – модель мироздания, и тем самым может рассматриваться как первое дошедшее до нас из столь отдаленной эпохи научное знание об окружающем мире.

Алфавит донес до нашего времени  память о своем происхождении. Мы прочертили переход от пиктографии к фонетическому письму. Исходным пунктом этого перехода явилась матричная система пиктограмм, и в этом - основа для понимания процесса появления семитического буквенного письма.

Аппроксимируя, допустимо предположить, что не одна система (та, которую рассмотрели мы) была использована в качестве базы для развития письменности. Такая постановка вопроса открывает широкие возможности для новых исследований. Рассмотрение с этих позиций известных систем письменности может привести к выявлению других матричных пиктографических систем. Это представляется важным, поскольку успех в этом направлении будет способствовать уточнению взглядов на развитие цивилизации.


Литература:
1. Злобинская А.Б. Умолкнувший голос алфавита // Лехаим. 2000. 10. 10-11.
2. Злобинская А.Б. Звездная колыбель алфавита. М.: 2001. 72.
3. Шейнина Е.Я. Энциклопедия символов. М.:Торсинг, 2001. 591.
4. Соломоник А. Семиотика и лингвистика. М.: Молодая Гвардия, 1995. 345.

 

Обновлено 31.10.2011 17:30